Борьбу с офшорами обещают смягчить
Бизнес-омбудсмен Борис Титов написал Дмитрию Медведеву о тяжелой жизни офшорных компаний

Реалии России | 24.02.2017

Премьер-министр Дмитрий Медведев поручил правительству рассмотреть возможность смягчения закона о деофшоризации в ответ на письмо бизнес-омбудсмена Бориса Титова. 
В нем уполномоченный попросил главу правительства остановить утечку бизнеса за границу, спровоцированную этим законом. В Минфине и ФНС панику считают преждевременной.
Борис Титов в начале февраля направил письмо Дмитрию Медведеву, в котором предложил включить понятие контролируемой иностранной компании (КИК) только те иностранные компании, основной доход которых (50% и более) получен из источников в РФ при условии, что они контролируются российскими бенефициарами. 

Сегодня под закон о КИК попадают все бизнесмены, имеющие зарубежные структуры. Закон касается всех без исключений, вне зависимости от масштабов бизнеса. Среди «громких» историй — намерение акционера «Альфа-Групп» Михаила Фридмана сменить резидентство на британское. В октябре перестал быть налоговым резидентом России миллиардер Алишер Усманов, основатель USM Holdings.    

Однажды бизнес-сообщество уже добилось переноса сроков вступления в силу закона о КИК. В итоге он вступил в силу в 2015 году, его цель — деофшоризация экономики. Согласно ему, российские компании, имеющие зарубежные структуры, должны указать их в декларациях по налогу на прибыль и представить Налоговой до 20 марта этого года.

Российские компании заводят дочерние структуры за границей как для вполне «мирных» целей (экспортно-импортных операций, сбыта продукции и других бизнес-задач), так и для «серых» схем, чтобы уходить от налогов. Но под закон о КИК попадают как первые, так и вторые. «Возможные риски и налоговые последствия вынуждают наиболее успешных российских бизнесменов покидать Россию: большую часть своего времени они вынуждены проводить за рубежом, и, соответственно, именно там будут реализованы их предпринимательские инициативы, запатентованы и внедрены инновационные технологии, созданы новые рабочие места», — пишет Борис Титов.

Под общую меру попали как компании, созданные исключительно для избежания налогообложения, так и вполне «добропорядочные», получающие прибыль не только от дивидендов из России, но и из иных источников за рубежом.

После вступления в силу закона о деофшоризации все компании разделились на три лагеря. Первые переводят банковские счета из одной юрисдикции в другую, вторые немного подкорректировали структуры и смирились с дополнительным налоговым бременем, третьи просто ликвидируют иностранные компании.
Жесткость закона о КИК вынудила бизнес искать лазейки, после принятия закона бизнесмены начали либо создавать субфонды и трасты, либо просто отказываться от российского резидентства. Напомним, что по закону налоговыми резидентами России считаются те, кто проводит в стране более 183 дней в году.
По мнению Титова, если правительство пойдет на уступки, бизнес может вернуться, ведь налогообложение во многих других странах жестче российского. Выиграв налоговую конкуренцию, Россия могла бы улучшить прозрачность бизнес-среды.

В Минфине считают преждевременными предложения о пересмотре закона о КИК, рассказали «Известиям» в этом ведомстве. Причина - законодательство о КИК вступило в силу только в 2015 году, впервые такие доходы будут отражены в декларациях по налогу на прибыль за 2016 год. 

По его убеждению, в следующие два-три года необходимо посмотреть за развитием событий, обобщить и проанализировать правоприменительную практику.
В пресс-службе ФНС отметили, что правила КИК технически сложны, что связано в том числе с особенностями международных стандартов финансовой отчетности и законов других государств. При этом на данном этапе «не представляется возможным оценить эффективность законодательства о КИК», ведь пока еще нет никаких данных об исполнении закона и тем более эффекте от него.