Аресты губернаторов разрушают политическую устойчивость Поволжья
Фонд «Петербургская политика» опубликовал рейтинг устойчивости социально-политического климата в российских регионах

Дело принципа | 15.05.2017

Авторы исследования отчмечат, что март стал временем нарастания политической неопределенности во вногих регионах. В этот период произошло наложение нескольких факторов, ставших вызовами для социально-политической устойчивости. Эксперты «Петербургской политики» выделили из них несколько наиболее значительных, в том числе и имеющих непосредственное отношение к ПФО.

На одном из главных мест (3 и 4 позиция в Топ-30 событий месяца в региональной политике) оказались арест и увольнение главы Удмуртии Александра Соловьева , а также арест спустя несколько дней после «добровольной» отставки главы Марий Эл Леонида Маркелова, которые стали «серьезным ударом по политической субъектности региональных элит».

«Несмотря на то, что это уже далеко не первое уголовное преследование глав субъектов Федерации, в данном случае оно было воспринято в качестве «показательных» репрессий. В отличие от Хорошавина, Гайзера и Белых, чьи позиции накануне ареста были условно прочны, о скорой замене Соловьева было широко известно. По ряду предположений, встреча президента с будущим врио главы Александром Бречаловым состоялась еще до ареста Соловьева и не предполагала столь жесткого формата смены власти.

При этом месседж демонстративно жесткого преследования экс-главы Удмуртии так и остался непротранслирован: последующий арест Маркелова и вовсе увел Удмуртию из федеральной повестки, вследствие чего арест Соловьева не был подан ни как ответ на оппозиционную «антикоррупционную» повестку, ни как четкий сигнал тем или иным элитным группам.

Арест Маркелова более перспективен с имиджевой точки зрения: за время пребывания во главе республики у Маркелова сложилась прочная репутация эксцентричного и своенравного руководителя, претендующего на авторство специфической модели «марийского феодализма» с сопутствующими особенностями переплетения власти и бизнеса.
В то же время позиции Маркелова на федеральном уровне были куда прочнее, чем у Соловьева, его умение производить положительное впечатление на посещающих Йошкар-Олу федеральных чиновников было широко известно, а спроектированная им схема почетного перехода в Совет Федерации не вызывала у кого-либо публичных возражений.

В результате события вокруг Соловьева и Маркелова были прочитаны многими представителями региональных элит как элемент нарастания децентрализации и хаотичности в принятии политических решений об арестах", — полагает президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов. При этом в Башкортостане, как и в Москве со сносом пятиэтажек, обозначилась волна напряженности. Сюда эксперты «Петербургской политики» отнесли рост напряженности в отношениях республиканских властей республики и мэрии Уфы, что «указывают на рост влияния местных повесток на общий социальный фон в миллионниках и крупных городах».


Это отодвинуло на второй план тему протестов дальнобойщиков, которые постепенно «рутинизировались и стали выпадать из текущей повестки дня». «Отсутствие общего решения по этой теме в целом содействует накоплению рисков в регионах — особенно по мере того, как центральные власти начинают воспринимать эту тему как «саморассасывающуюся», — полагает Виноградов.

В апрельском рейтинге устойчивости российских регионов, субъекты ПФО распределились следующим образом. В раздел регионов с максимальной устойчивостью (набравших свыше 8 баллов) попали республика Мордовия — 8,1 балла (этот же показатель у неё был и в феврале), а также Пензенская область (8 баллов на фоне 8,1 балла месяцем ранее).
В свете резонансных коррупционных историй с задержаниями Александра Соловьёва и Леонида Маркелова, неудивительно, что Удмуртия и Марий Эл продемонстрировали масштабное падение за месяц. Однако, справедливости ради, стоит отметить, что и в большинстве других регионов ПФО устойчивость в апреле снизилась. Исключениями стали «крепкая» Мордовия с Оренбургской и Ульяновской областями, а также Прикамьем, показатели которых не изменились. И, конечно же, вечно «слабенькая» Кировская область, которая за месяц улучшила свои позиции. Итого — падение показали 9 из 14 субъектов Приволжья.