Купив землю у Вячеслава Лебедева, получаешь судебный иммунитет в России?

Реалии России | 05.02.2019

В московской прессе разгорается скандал с «рублевской» недвижимостью Председателя Верховного Суда РФ. Пусть никого не смущают слова «Рублевка» и «скандал» – никто не оспаривает право высокого чиновника покупать и продавать землю в престижном коттеджном посёлке для олигархов («Жуковка-3»).

Интереснее другое – личности участников этой «рядовой» сделки. Через полтора года после покупки участка председателем Верховного Суда он перешел в собственность Максима Владимировича Москалева. Спустя месяц господин Москалев перепродал этот участок Дмитрию Аграмакову. Именно эти две фамилии появились в рамках разоблачения гигантской финансовой «прачечной в Москве».

По предварительной оценке, «финансисты» вывели в теневой оборот свыше 36 млрд рублей. Участники группы использовали несколько подконтрольных коммерческих банков, а также свыше 100 российских и зарубежных фирм.

Но вот незадача – московские журналисты обратили внимание, что «после громких заявлений МВД обе фамилии (Аграмакова и Москалева) чудесным образом начали исчезать из материалов федеральных СМИ.

«И волки сыты, и овцы целы», – делают вывод наши московские коллеги. Дальше – больше. В 2015 году ЦБ РФ отозвал у «Маст-банка» лицензию за операции, связанные с отмыванием денег. Но, Арбитражный Суд Москвы (с 2014 года арбитражные суды переподчинены Верховному суду), не принял иск госкорпорации АСВ по привлечению к субсидиарной ответственности бывших членов совета директоров «Маст-Банка», в числе которых фигурировали Аграмаков и Москалев. АСВ пыталось вернуть более 13 млрд рублей, которые были выведены из банка в период управления им командой Аграмакова и Москалева.

Бенефициаром решения Верховного Суда оказался также господин Максим Москалев. Он не без труда и, разумеется, через суд, смог доказать свою правоту. Портал Pravo.ru пишет об этом процессе: «Российский [Верховный] суд впервые в истории корпоративных споров признал, что реальный собственник бизнеса может оспаривать ничтожные сделки и решения».

Также в газете «Коммерсант» удивлялся такому решению Верховного суда и Роман Зайцев из юридической компании Dentons, отмечая «спорность такой позиции и вероятность проявления сложно прогнозируемых последствий и злоупотреблений».

Верховный Суд, председателем которого является господин Лебедев, вынес беспрецедентное решение в пользу одного из фигурантов дела об отмывании денег – господина Москалева. Не будем забывать, что Москалев с Лебедевым не просто знакомы, но и имели совершенно очевидные финансовые и имущественные интересы.

«Сама ситуация, когда участники сделок с председателем Верховного Суда получают беспрецедентные решения в высшей инстанции, которые меняют сложившуюся десятилетиями российскую судебную практику, ставит вопрос о возможном участии в принятии таких решений председателя Верховного Суда РФ и бросает тень на всю судебную систему России», – считают федеральные СМИ.